Валентин зорин биография личная жизнь

Валентин зорин биография личная жизнь thumbnail

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 31 марта 2020;
проверки требуют 6 правок.

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Зорин.

Валенти́н Серге́евич Зо́рин (9 февраля 1925 года, Москва, СССР — 27 апреля 2016 года, там же, Россия) — советский и российский политолог, историк-американист, телеведущий, журналист, политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио. Доктор исторических наук (1963). С 2014 года — политический обозреватель Международного информационного агентства «Россия сегодня». Заслуженный работник культуры РСФСР (1973). Лауреат Государственной премии СССР (1976).

Биография[править | править код]

Отец — Зорин Сергей Максимович (1897 г. р.), мать — Зорина Юдифь Борисовна (1905 г. р., юрист). Еврей.

Член КПСС (1945—1991, написал заявление о выходе из партии 19.08.1991[1]).

В сентябре 1943 года поступил в МГУ на новый факультет международных отношений, который в декабре 1944 года был преобразован в Московский институт международных отношений (МИМО). Таким образом, В. Зорин был в 1948 году в первом выпуске Института международных отношений МИД СССР.

Был первым редактором институтской студенческой стенгазеты «Международник»[2].

С 1948 по 1955 год работал обозревателем международного отдела «Последних известий» Всесоюзного радио.

С 1955 года был заместителем главного редактора «Последних известий» Всесоюзного радио.

С 1965 года — политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио. Зорин занял эту должность первым в СССР.

С 1965 по 1967 год — профессор МГИМО, заведующий кафедрой международной журналистики.

С 1967 года — сотрудник Института США и Канады АН СССР, в организации которого принял большое участие, — как вспоминал Г. А. Арбатов, называвший Зорина своим ближайшим другом[3]. Возглавлял отдел внутренней политики.

В 1970—1980-х годах — ведущий телепередач «Сегодня в мире», «9-я студия», «Ленинский университет миллионов», «Международная панорама», «Недипломатические беседы», автор цикла телефильмов «Америка семидесятых» и др.

С 2000 года — политический обозреватель государственной радиокомпании «Голос России» (рубрика «Взгляд из Москвы»)[4].

Являлся президентом Международной неправительственной организации «Интервидение»[5].

С 2014 года — политический обозреватель Международного информационного агентства «Россия сегодня». Поддержал присоединение Крыма к Российской Федерации.

«9-я студия»[править | править код]

Информационно-аналитическая передача, начала выходить в эфир в 1974 г. Первая телевизионная программа в СССР, освещающая международную политику с участием приглашенных гостей[6].

Название объясняется производством в 9-й студии Останкинского телевизионного центра.

В течение 50 минут ведущим, Зориным, и приглашёнными экспертами обсуждалась одна тема[4]
. Передачу запрещали 4 раза, приостанавливали выход в эфир, но она возвращалась и в итоге просуществовала 14 лет[4].

Другие достижения[править | править код]

Зорин брал интервью у многих лидеров стран мира и ведущих международных политических деятелей (среди них — Джон Кеннеди, Роберт Кеннеди, Эдвард Кеннеди, Шарль де Голль, Индира Ганди, Ясухиро Накасонэ, Маргарет Тэтчер, Гельмут Коль, Д. Эйзенхауэр, Р. Никсон, Д. Форд, Л. Джонсон, Дж. Картер, Р. Рейган, Д. Буш, Б. Клинтон, Х. Перес де Куэльяр, Г. Киссинджер, Н. С. Хрущёв, Л. И. Брежнев, Ю. В. Андропов, М. С. Горбачёв).

Во время знаменитой встречи между А. Косыгиным и Л. Джонсоном в Глазборо (1967 год) в составе советской делегации Зорин выступал в качестве советника.

Во время встреч на высшем уровне президента СССР М. Горбачёва с Г. Киссинджером, Шульцем, Бейкером, Рокфеллером, Дюпоном, Фордом-младшим выполнял роль эксперта.

Принимал участие в работе 3 сессий Генеральной ассамблеи ООН в качестве эксперта советской делегации.

Был председателем совета директоров телеканала АСТ.

Действительный член Международной академии информационных процессов и технологий.

Валентин Зорин является автором книг «Некоронованные короли Америки», «Америка семидесятых», «Владыки без масок», «Мистеры миллиарды», «Противоречивая Америка» (сборник «Противоречивая Америка» — по текстам сценариев телевизионных циклов, фильмов и программ с фотографиями: «Владыки без масок», «Противоречивая Америка», «США: опасность справа», «Америка: осень-71», «Америка спустя три года»). 2000 — «Неизвестное об известном».

Почётный президент Федерации мира и согласия. С 1996 года — академик Международной академии информатизации.

Смерть[править | править код]

Скончался 27 апреля 2016 года в Москве на 92-м году жизни[7]. Похоронен 30 апреля на Троекуровском кладбище Москвы[8].

Семья[править | править код]

Жена — Соколова Кира Григорьевна (1928 г. р.). Дочь — Зорина Екатерина Валентиновна (1954 г. р.).

Избранная библиография[править | править код]

  • Монополии и политика США — М., 1960.
  • В космосе советский человек. — М., 1961.
  • Некоронованные короли Америки. — М.: Политиздат, 1962. (5 изданий)
  • Доллары и политика Вашингтона — М., 1964.
  • Мистеры миллиарды. — М., 1968. (9 изданий)
  • Владыки без масок. — М., 1969, 1972.
  • Мистеры миллиарды — М., 1972.
  • Противоречивая Америка: Телевизионные фильмы. — М., 1976.
  • Доллары и власть в Вашингтоне. — М., 1978.
  • Америка семидесятых: Телевизионные фильмы. — М., 1980, 1981.
  • Неизвестное об известном. — М., 2000.

Награды и премии[править | править код]

Награждение орденом Александра Невского. 21 мая 2015 года

  • Орден Александра Невского (8 марта 2015 года) — за большой вклад в развитие журналистики и телерадиовещания, многолетнюю плодотворную деятельность[9]
  • Орден Почёта (5 мая 2003 года) — за многолетнюю плодотворную работу в области культуры, печати и телерадиовещания[10]
  • Орден Дружбы (30 октября 2009 года) — за большой вклад в развитие отечественного радиовещания и многолетнюю плодотворную работу [11]
  • Благодарность Президента Российской Федерации (5 сентября 2008 года) — за большой личный вклад в развитие отечественной журналистики и активную общественную деятельность[12]
  • Орден Октябрьской Революции (8 февраля 1985 года) — за долголетнюю плодотворную работу по пропаганде внешнеполитического курса КПСС и Советского государства и в связи с шестидесятилетием со дня рождения[13]
  • два ордена Трудового Красного Знамени
  • Орден «Знак Почёта»
  • Медаль «За оборону Москвы»
  • Почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР» (17 декабря 1973 года) — за заслуги в области советской культуры[14]
  • Государственная премия СССР в области литературы, искусства и архитектуры (4 ноября 1976 год) — за документальный фильм «Трудные дороги мира»[15]
  • Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых (18 декабря 1982 года) — за документальный полнометражный телевизионный фильм «Соль земли американской» производства творческого объединения «Экран»[16]
  • премия имени В. В. Воровского (1967) — за лучшую работу в области международной публицистики[17]

Ссылки[править | править код]

  • [www.pseudology.org/information/Zorin_VS.htm Валентин Сергеевич Зорин] на pseudology.org
  • «Американист» — рассказ Михаила Веллера, достоверность порочащего Зорина эпизода в котором сам Веллер опроверг в одной из своих передач цикла «Поговорим с Михаилом Веллером» на Радио России.
  • У нашего поколения есть свои идеи и идеалы — интервью с В. Зориным.
  • Джордж Буш напоминает Остапа Бендера — интервью Правде.ру
  • На смерть советского журналиста (Соцсети – о Валентине Зорине) (“Цитаты Свободы”, Радио «Свобода»)
  • док. фильмы Зорина на 0gnev.livejournal
  • Interview of U.S. President Ronald Reagan by Valentin Zorin and Boris Kalyagin on May 20, 1988.
  • Blog including a collection of columns written by Valentin Zorin from 2011 to 2015.

Примечания[править | править код]

Некоторые внешние ссылки в этой статье ведут на сайты, занесённые в спам-лист.

Эти сайты могут нарушать авторские права, быть признаны неавторитетными источниками или по другим причинам быть запрещены в Википедии. Редакторам следует заменить такие ссылки ссылками на соответствующие правилам сайты или библиографическими ссылками на печатные источники либо удалить их (возможно, вместе с подтверждаемым ими содержимым).

Список проблемных доменов

Источник

Валентин Зорин

Валентин Зорин

Валентин Сергеевич Зорин. Родился 9 февраля 1925 года в Москве – умер 27 апреля 2016 года в Москве. Советский и российский политолог, историк-американист, телеведущий, журналист, политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио. Доктор исторических наук (1963). С 2014 года – политический обозреватель Международного информационного агентства «Россия сегодня». Заслуженный работник культуры РСФСР (1973). Лауреат Государственной премии СССР (1976).

Валентин Зорин родился 9 февраля 1925 года в городе Москва.

Отец – Зорин Сергей Максимович, мать – Зорина Юдифь Борисовна, юрист.

В 1948 году окончил Институт международных отношений МИД СССР (самый первый выпуск). Был первым редактором институтской студенческой стенгазеты «Международник».

Затем был направлен на работу обозревателем Международного отдела Всесоюзного радио. Работал обозревателем международного отдела «Последних известий».

С 1955-го трудился заместителем главного редактора «Последних известий» радио «Маяк», с 1965 года – политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио.

политолог Валентин Зорин

С 1965 года – профессор МГИМО, с 1967-го – сотрудник Института США и Канады, в организации которого принял большое участие. Г. А. Арбатов называл Зорина своим ближайшим другом. Возглавлял отдел внутренней политики.

Читайте также:  Синем озтюрк биография личная жизнь

В 1970-1980-х годах – ведущий телепередач «Сегодня в мире», «9-я студия», «Ленинский университет миллионов» и «Международная панорама».

Валентин Зорин

В 1976 году был удостоен Государственной премии СССР за сценарии цикла документальных телефильмов «Программа мира в действии».

В 1982 году получил Государственную премию РСФСР имени братьев Васильевых за участие в создании документального фильма «Соль земли американской».

Валентин Зорин и Леонид Брежнев

Валентин Зорин и Леонид Брежнев

Был автором цикла телевизионных фильмов «Америка семидесятых» и других.

Принимал участие в работе 3-х сессий Генеральной ассамблеи ООН в качестве эксперта советской делегации.

Валентин Зорин и Рональд Рейган

Валентин Зорин и Рональд Рейган

Был председателем совета директоров телеканала АСТ. Действительный член Международной академии информационных процессов и технологий. Доктор исторических наук, профессор МГИМО.

С 1996 года – академик Международной академии информатизации.

С 2000 года – политический обозреватель государственной радиокомпании «Голос России».

Валентин Зорин и Владимир Путин

Валентин Зорин и Владимир Путин

С 2014-го – политический обозреватель Международного информационного агентства «Россия сегодня».

Является автором книг «Некоронованные короли Америки», «Америка семидесятых», «Владыки без масок», «Мистеры миллиарды», «Противоречивая Америка» (сборник «Противоречивая Америка» – по текстам сценариев телевизионных циклов, фильмов и программ с фотографиями: «Владыки без масок», «Противоречивая Америка», «США: опасность справа», «Америка: осень-71», «Америка спустя три года»), «Неизвестное об известном».

Был почётным президентом Федерации мира и согласия.

Валентин Зорин скончался 27 апреля 2016 года в Москве.

Личная жизнь Валентина Зорина:

Был женат на Соколовой Кире Григорьевне, имел дочь Екатерину (1954 г. р.).

Источник

Эксперт + домашний мастер   + психолог   + экономист

6692

43 подписчика

Спросить

8 февраля 2019

Валентин Зорин – журналист, публицист, обозреватель. Он был ведущим и автором радио- и телепередач, написал множество книг. С экрана более четверти века Зори н рассказывал о мировых событиях в программе «Международная панорама», он брал интервью у первых лиц государства. Зорин стал авторитетом для многих современных журналистов.

Мнению Валентина Зорина, историка-американиста и мастера отечественной политической журналистики, доверяли миллионы телезрителей. В его жизни постоянно присутствовали свершения. Он горел в работе заинтересованностью, расширением горизонтов и желанием донести до слушателей информацию как можно полнее.

На свет Валентин Сергеевич появился в московской семье служащих в 1925 году, 9 февраля.

В 1943 будущий журналист поступил в совсем недавно открывшийся Институт международных отношений на факультет международной журналистики. В годы учебы Зорин редактировал студенческую газету «Международник».

В 1948 Валентин закончил учебу. До 1955 он проработал на Всесоюзном радио обозревателем в Международном отделе. Тогда же молодой журналист создал и начал сам вести программу «Взгляд из Москвы».

По 1965 он проработал заместителем главного редактора радиопрограммы новостей.

В это время прошла первая заграничная командировка Зорина. Он входил в состав делегации для поездки в Англию вместе с Булганиным и Хрущевым в 1956. Наряду с журналистикой Зорин занимался деятельностью научной. Он защитил диссертацию в 1963 и стал доктором исторических наук. В 1967 ему присвоено звание профессора.

Зорин для радио с проходящих встреч вел прямые репортажи. Карьера Валентина Сергеевича продвигалась стремительными темпами. Талантливый специалист стал знаменитым телеведущим, ученым. До 1867 он преподавал в МГИМО, отвечал за подготовку международников как заведующий кафедрой.

С 1965 Зорин занял пост обозревателя на Центральном телевидения и радио по политвопросам. Валентин Сергеевич превратился в законодателя последующих традиций и поставил высокую профессиональную планку в работе. В 1967 Зорин вошел в число основателей Института американистики. Он занимался в нем исследовательской деятельностью, заведованием отделом внутренней политики.

На рубеже семидесятых-восьмидесятых журналист начал вести телепрограммы «Сегодня в мире», рассказывая о политической ситуации, «Америка семидесятых», «9-я студия». Самой запоминающейся стала «Международная панорама».

За создание сценариев к циклу документальных телефильмов «Программа мира в действии» в 1976 обозреватель удостоен Государственной премии.

В 1982 он получил награду имени братьев Васильевых за роль в написании сценария для картины «Соль земли американской». С его содействием  снято более двух десятков документальных картин. С 1997 Зорин получил титул почетного президента Федерации мира и согласия.

Он стал первым заместителем председателя организации. С двухтысячных обозреватель занимался журналистской работой в РК «Голос России». С 2014 Валентин Зорин являлся политическим обозревателем Международного информагентства «Россия сегодня». Зорин видел цель в правдивом донесении до слушателей информации.

Он интервьюровал многих зарубежных политиков. Среди них и Маргарет Тэтчер, и Шарль де Голль, и Рональд Рейган. С удовольствием соглашались на беседы с ним и отечественные деятели. Свой опыт Зорин применял в качества советника при ведении делегациями сложных переговоров. Он исполнял роль эксперта при проводимых на высшем госуровне встречах.

Он был советником во время встречи Джексона и Косыгина в Глазборо в 1967. Как эксперт обозреватель участвовал в работе ООН. Телепередачи, созданные Валентином Сергеевичем, открывали зрителям неизвестные стороны бытия обычных граждан мировых стран. Нередко публицист демонстрировал и дар писателя.

Его произведения всегда интересны. На его счету немало монографий, они переведены на многие языки мира. Книги Зорина не потеряли актуальности. Они по несколько раз переиздавались. Так, его книга «Мистеры-миллиарды» с 1968 была переиздана девять раз.

Вклад журналиста в развитие отношений с мировым сообществом высоко оценен многочисленными наградам и благодарностями. Он стал обладателем двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции, «Знака Почета», медалей. За вклад в развитие отечественного радиовещания в 2009 Валентину Сергеевичу вручили в 2009 Орден Дружбы. Международник являлся лауреатом премии имени Воровского.

Он стал профессором МГИМО, доктором исторических наук. В числе его учеников есть специалисты с мировыми именами. Зорин – заслуженный деятель культуры. Человеком он всегда был открытым. Он гордился своей  дружбой с Улановой, Паустовским, Симоновым и Райкиным.

Валентин Сергеевич любил классическую музыку, обожал театр. Известный ведущий общался с различными представителями населения страны и далеко за ее пределами. При оценке своей работы он отмечал, как важно стремиться к честности в отношениях со слушателями.

За огромный вклад в развитие журналистики и плодотворную деятельность на протяжении многих лет Зорин в 2015 награжден Орденом Александра Невского.

Состоялся обозреватель и в личной жизни. Его супруга Кира Григорьевна родила ему в 1954 дочь Екатерину. Обозреватель стал счастливым дедушкой. У него есть внучка Евдокия.

Скончался знаменитый публицист 27 апреля 2016. Валентин Зорин был одним из лучших специалистов своего времени. Он внес существенный вклад в хранилище знаний России.

Источники:

  • Политический обозреватель и журналист Валентин Зорин: биография

Войти на сайт

или

Забыли пароль?
Еще не зарегистрированы?

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Источник

Звезда цинизма: смерть Валентина Зорина

В Москве скончался Валентин Зорин, самый известный советский журналист-международник, настоящая звезда цинизма, из шинели которой выросла вся современная российская пропаганда
Почему именно из шинели Зорина, а не из шинели любого другого советского пропагандиста? Советские пропагандисты всегда делились на две категории – умным проницательные люди, пытавшиеся “расширить” повестку дня и откровенные идиоты, которые разговаривали лозунгами и безбожно врали.

Особенностью Зорина было то, что он относился к умным проницательным людям, но всегда безбожно врал и разговаривал лозунгами. Он был как бы мостиком между интеллектуалами и дегенератами. Среди друзей Зорина были Александр Бовин и Георгий Арбатов, которые сознательно “усложняли” внешнюю политику.

В самих Соединённых Штатах с ним общались крупные политики и эксперты. При этом книги Зорина – набор жалких лживых агиток, не имеющий ничего общего с реальностью. Но никто из друзей и собеседников Зорина не обращал никакого внимания на его публикации, рассчитанные на плебс и партийное начальство. Всем было ясно – это не статьи, а плата за комфортную жизнь.

В этой комфортной жизни Зорин провёл не меньше времени в Соединённых Штатах, чем в России. Страна, о ужасах которой он так много рассказывал, вполне его устраивала. Зорин одним из первых понял простую вещь – не нужно расширять никакой повестки и стремиться к переменам. Советские люди – всего лишь расходный материал, который обеспечивает комфортную жизнь таких, как он. И нужно оберегать их коллективную глупость и темноту как гарантию собственного счастливого будущего.

Его интервью после краха СССР доказывают, что он все знал – о репрессиях, антисемитизме, бездарности властей. Его это все устраивало – потому что никого, кроме Валентина Зорина, и его личных интересов, в его жизни не было и быть не могло.
Родина? А какая Родина? У Валентина Зорина не было никакой Родины.

Читайте также:  Хулио иглесиас биография личная жизнь младший

Хотя его книги доказывают – если в его жизни и была страна, которую он любил, то это – Соединённые Штаты. После краха СССР и триумфа путинизма так, как Зорин, будут жить все адепты режима – но уже на более широкую ногу. Счета на Западе, виллы, яхты, постоянная жизнь за рубежом, учеба детей в Лондоне, даже смерть – и та в Америке!

И при этом показная ненависть к Западу и искреннее презрение к обычным россиянам – “нищебродам” и “лохам”, глупость и темнота которых должна обеспечить вечное процветание лжецов и воров – счастливых хозяев России.

Сам Зорин тоже прожил счастливую жизнь. Одаренный циник дождался времени, когда его стиль вновь был востребован властью и уже в 90 лет он продолжал клепать свои тексты-агитке для нужд не менее циничного, но куда менее одаренного и разумного Димы Киселева. Клепал и посмеивался, старый дьявол!

Виталий Портников

Была в ходу в Ленинграде после шестьдесят седьмого года и такая
шутка:
“Чем отличается Суэцкий канал от канала Грибоедова?
Тем, что на Суэцком евреи сидят по одну сторону, а на Грибоедова – на обеих”.
На канале Грибоедова, а отнюдь не на Суэцком, родился некогда и
известный советский политический обозреватель-американист, комментатор,
политолог и обличитель Валентин Зорин. Правда, фамилия его была тогда не
Зорин, а несколько иная, более гармонирующая с внешним обликом.
Про Зорина была и шутка персональная:
Родилась она во время визита в Союз Генри Киссинджера и основывалась
на необычайном их внешнем сходстве: Зорин был
вылитой копией Киссинджера, прямо брат-близнец, только в одну вторую
натуральной величины – тот же курчавый ежик, оттопыренные уши, жирный
подбородок и роговые очки.
“Скажите, пожалуйста, господин Зорин, вы еврей?
– Я – русский!
– А-а. А я – американский”.
Вот этот Валентин Зорин, знаменитый в те времена человек, лет
двадцать безвылазно просидел в Америке. Он был собкором ТАСС, и АПН, и
“Правды”, и всего на свете. Он в этой Америке изнемогал и жертвовал жизнью
на фронтах классовой борьбы. Он жил в американском коттедже, ездил на
американской машине, жрал американскую еду и носил американскую одежду. В
порядке ответной любезности он сумел рассказать об Америке столько
гадостей, что будь она хоть чуть-чуть послабее и поменьше – давно бы
рухнула под тяжестью его обличений.
В профессиональной среде он имел среди коллег кличку
“Валька-помойка”.
Зорин был профессионал, и не было в Америке такой мелочи, которую он
не обращал бы ей в порицание и нам в хвалу. Умел отрабатывать деньги. А
деньги были неплохие; зеленые такие. Баксы. Не каждый сумеет за
антиамериканскую неусыпную деятельность получать в американской же валюте.
Такое было время акробатов пера и шакалов ротационных машин.
И вот он однажды под вечер выходит из одних гостей. Его там в доме
принимали прогрессивные американцы, кормили его стеками, поили виски и
говорили всякие приятные вещи. И он уже обдумывает, как сделать из этого
антиамериканский материал. И повыгоднее его пристроить.
И идет он к своей машине, припаркованной в сотне метров у тротуара. И
тут сзади ему упирается в почку что-то вроде пистолетного ствола, и грубый
голос приказывает:
– Не шевелиться! Бабки гони!
Ограбление, значит. Типичный нью-йоркский вариант.
Зорин, как человек искушенный и все правила игры знающий, не
дергается. В нагрудном кармане пиджака у него, как советуют все
полицейские инструкции, лежит двадцатка. И он ровным голосом, стараясь не
волноваться, отвечает, что у него с собой двадцать долларов всего, в
нагрудном кармане.
– Доставай, но без резких движений!
Он осторожно достает двадцатку и протягивает за плечо. Ее берут, и
голос угрожает:
– Пять минут не двигаться! А то – покойник!
И тихие шаги удаляются назад.
Когда, по расчетам Зорина, времени проходит достаточно для того,
чтобы грабитель удалился на безопасное расстояние, он оглядывается – и
видит, как за угол скрывается поспешно негр. Самый такой обычный, в синих
джинсах, в клетчатой рубашке, в белых кедах.
Зорин садится в свою машину и едет. А сам обдумывает. Это ж какой
случай замечательный! Средь бела дня советский корреспондент ограблен в
центре Нью-Йорка вооруженным преступником! Вот уже до чего дошел разгул
безобразий! И полиция их продажная бессильна! Прекрасный материал сам в
руки приплыл.
И чтобы сделать очередной журналистский шедевр более убедительным,
емким и панорамным – показать всю прогнилость и обреченность ихнего строя,
он гонит к ближайшему отделению полиции. Стреляный воробей: а то завопят
потом – лжет этот красный, никто его не грабил, почему не обратился в
полицию, если грабили?! Пожалуйста – обращаюсь.
А поди ты его поймай: лица не видел, примет не знаю, а таких
ограблений – да тысячи ежедневно. Стрелял наркоман двадцатку на дозу – это
как промысел: верняк.
Он тормозит под вывеской полицейского участка и просит проводить его
к дежурному – он должен заявить об ограблении.
В отделении сидит под кондиционером здоровенный сержант с красной
ирландской рожей и голубыми глазками, вытянув ноги на стол, и жует жвачку.
– Привет! – говорит он Зорину. – Какие проблемы?
– Я советский журналист! – заявляет Зорин. – И меня сейчас ограбили
прямо на тротуаре в вашем городе!
– Да, – сочувствует детина, – это бывает. Кто ограбил?
– Приставили пистолет к спине и отобрали деньги.
– Приметы, – говорит детина, – приметы! Подробности потом. Если вы
заинтересованы, чтобы мы нашли преступника – давайте попробуем.
– Черный, – описывает Зорин ехидно. – В синих джинсах, в клетчатой
рубашке. В белых кедах. Роста так среднего. Не старый еще, конечно.
– Так, – спокойно говорит сержант. – Понятно. Где это, говорите,
случилось, мистер? Сколько минут назад?
А во всю стену мигает лампочки подробнейшая карта города.
Сержант щелкает тумблером и говорит:
– Алло! Джон? Фил? Уличное ограбление. Квадрат 16-Д. Тридцать шестая,
близ угла Второй авеню. Девятнадцать пятнадцать плюс-минус минута.
Чернокожий, среднего роста, синие джинсы, клетчатая рубаха, белые кеды.
Давайте. Он бомбанул русского журналиста, тот волну гонит. Да. Сколько он
у вас взял, сэр?
А говорить, что весь этот сыр-бор из-за двадцатки, как-то и неудобно.
Не того масштаба происшествие получается. Попадет потом в газеты:
коммунистический журналист хотел засадить в тюрьму бедного представителя
угнетенного черного меньшинства за паршивые двадцать долларов. И Зорин
говорит:
– Триста долларов.
– Алло! Он с него снял триста баков – вы пошустрите, ребята.
Придвигает Зорину пепельницу, газету, пиво:
– Посидите, – говорит, – немного, подождите. Сейчас ребята проверят,
что там делается. Да, – признается, – с этими уличными ограблениями у нас
просто беда. Уж не сердитесь.
– Ничего, – соглашается Зорин, – бывает. – А сам засекает время: чтоб
написать потом, значит, сколько он проторчал в полиции, и все без толку,
как его там мурыжили и вздыхали о своем бессилии. Отличный материал:
гвоздь!
Он располагается в кресле поудобнее, открывает банку пива,
разворачивает газетку… И тут распахиваются двери, и здоровенный полисмен
вволакивает за шкирку негра:
– Этот?
И у Зорина отваливается челюсть, а пиво идет через нос. Потому что
негр – тот самый…
Сержант смотрит на него и констатирует:
– Рост средний. Особых примет нет. Джинсы синие. Рубашка клетчатая.
Кеды белые. Ну – он?!
И Зорин в полном ошеломлении машинально кивает головой. Потому что
этого он никак не ожидал. Это… невозможно!!!
Нет – это у них там патрульные машины вечно болтаются в движении по
своему квадрату, и до любой точки им минута езды, и свой контингент в
общем они знают наперечет – профессионалы, постоянное место службы. Так
что они его прихватили тут же поблизости, не успел еще бедняга дух
перевести и пивка попить.
– Та-ак, – рычит сержант. – Ну что: не успел выйти – и опять за свое?
Тебе что – международных дел еще не хватало? Ты знаешь, что грабанул
знаменитого русского журналиста, который и так тут рад полить грязью нашу
Америку?
– Какого русского, офицер? – вопит негр. – Вы что, не видите, что он
– еврей? Стану я еще связываться с русскими! Вы меня с Пентагоном не
спутали?
Зорин слегка краснеет. Сержант говорит:
– Ты лучше в политику не лезь. Он – русский подданный. И сделал на
тебя заявление. Говори сразу – пушку куда дел?
– Какую пушку? – вопит негр. – Да вы что, офицер, вы же меня знаете –
у меня и бритвы сроду при себе не было. Что я, законов не знаю?
вооруженный грабеж пришить мне не получится, нет! Я ему палец к спине
приставил, и всего делов. А если он испугался – так я не при чем. Никакого
оружия!
– Вы подтверждаете, что видели у него оружие? – спрашивает сержант.
– Побойтесь Бога, мистер русский еврей-журналист, сэр! – говорит
негр.
Зорин еще раз слегка краснеет и говорит, что нет, мол, собственно
оружия он не видел, но он, конечно, может отличить палец от пистолета, и
прикосновение было, безусловно, пистолета. Но поскольку он сначала не
оборачивался, а потом уже издали мелкие детали было трудно разобрать, то
он на оружии не настаивает, потому что не хочет зря отягчать участь
бедного, судя по всему, простого американца, которого только злая нужда
могла, конечно, толкнуть на преступление.
– О’кэй, – говорит сержант, – с оружием мы тоже разобрались. Теперь с
деньгами. Гони мистеру триста баков, живо, и если он будет так добр к
тебе, то ты можешь на этот раз легко отделаться.
Тут негр ревет, как заводской гудок в день забастовки, и швыряет в
лицо Зорину его двадцатку.
– Какие триста баков! – лопается от праведного возмущения негр. –
Пусть он подавится своей двадцаткой! У него в нагрудном кармане пиджака,
вот в этом – и тычет пальцем – была двадцатка, так он сам ее вытащил и
отдал мне! Сержант, верьте мне: этот проклятый коммунистический еврей
хочет заработать на бедном чернокожем! Что я сделал вам плохого, сэр?! Где
я возьму вам триста долларов?!
Зорин, человек бывалый, выдержанный, все-таки краснеет еще раз и
вообще происходит некоторая неловкая заминка. То есть дело приняло совсем
не тот оборот, который был предусмотрен.
Сержант смотрит на него внимательно, сплевывает жвачку и говорит:
– Вы заявили, что грабитель отнял у вас триста долларов. В каких они
были купюрах? Где лежали? Вы подтверждаете свое заявление?
Зорин говорит с примирительной улыбкой:
– Знаете, сержант, я все-таки волновался во время ограбления.
Поймите: я все-таки не коренной американец, и как-то пока мало привык к
таким вещам. У меня был стресс. Допускаю, что я мог в волнении и неточно в
первый момент помнить какие-то отдельные детали. Может быть, там было и не
триста, а меньше…
– Вы помните, сколько у вас было наличных? – спрашивает сержант; а
полисмен откровенно веселится. – Поверьте, пожалуйста: сколько не хватает?
– Знаете, – говорит Зорин, – я был в гостях, совершил некоторые
покупки с утра, подарки, потом мы там немного выпили… Не помню уже
точно.
– Выпили, значит, – с новой интонацией произносит сержант. – И после
этого сели за руль? Это вы в России привыкли так делать?
– Нет, – поспешно отвечает Зорин, и лицо его начинает чем-то
напоминать совет из женского календаря: “Чтобы бюст был пышным, суньте его
в улей”. – Мы пили, конечно, только кока-колу, я вообще не пью, я просто
имел в виду, что у меня было после встречи с моими американскими друзьями
праздничное настроение, словно мы выпили, и, конечно, я был немного в
растерянных чувствах…
– Короче, – говорит сержант. – Это ваша двадцатка?
– Моя.
– У вас есть еще материальные претензии к этому человеку?
– Я ему покажу претензии! – вопит негр. – Обирала жидовский! Это что
ж это такое, сэр, – жалуется он сержанту, – в родном городе заезжий еврей
при содействии полиции грабит бедного чернокожего на триста долларов!
Когда кончится этот расизм!
Тогда Зорин на ходу меняет тактику. Делает благородную позу.
– Сержант, – говорит он. – Я не хочу, чтобы этого несчастного
наказывали. Мне известно о трудностях жизни цветного населения в Америке.
Пусть считается, что я ему подарил эти двадцать долларов, и давайте пожмем
друг другу руки в знак мира между нашими двумя великими державами.
Но сержант руку жать не торопится, а наоборот, его ирландская рожа
начинает наливаться кровью.
– Подарили? – спрашивает, пыхтя.
– Подарил, – великодушно говорит Зорин.
– Так какого черта вы заявляете в полицию, что он вас под револьвером
ограбил на триста, если на самом деле вы сами подарили ему двадцать? –
орет сержант. – Вы же здесь сами десять минут назад хотели закатать его на
двенадцать лет за вооруженный грабеж?!
– Я разволновался, – примирительно говорит Зорин. – Я был неправ. Я
иногда еще плохо понимаю по-английски.
– Сколько лет вы в Америке?
– Около двадцати.
– Так какого черта вы здесь пишете, если не понимаете по-английски?
Тут до негра доходит, что двадцатку ему вроде как дарили, и он
протягивает руку, чтоб взять ее обратно, но Зорин берет быстрее и кладет к
себе в карман, потому что двадцати долларов ему все-таки жалко.
– Ладно, – сплевывает сержант. – Со своими подарками разбирайтесь
сами. Это в компетенцию полиции не входит. Если у вас больше нет друг к
другу претензий, проваливайте к разэдакой матери и не морочьте мне голову.
– Я напишу материал о блестящей работе нью-йоркской полиции, –
льстиво говорит Зорин. – Очень рад был познакомиться. Как ваша фамилия,
сержант?
– Мою фамилию вы можете прочитать на этой табличке, – говорит детина.
– А писать или не писать – это ваше дело. Не думаю, чтоб мое начальство
особенно обрадовали похвалы в коммунистической русской прессе. До
свидания. А ты, Фил, погоди минутку. Ты мне пока нужен как свидетель всего
разговора.
И Зорин с негром выкатываются на тротуар, где негр обкладывает Зорина
в четыре этажа, плюет на его автомобиль, предлагает на прощание поцеловать
себя в задницу и гордо удаляется. А Зорин уезжает домой, поражаясь работе
нью-йоркской полиции и радуясь, что легко выпутался из лап этих держиморд.
А сержант снимает трубку и звонит знакомому репортеру полицейской
хроники, который подбрасывает ему мелочишку за эксклюзивную поставку
информации для новостей.
– Слушай, – говорит, – Билл, тут у меня был один русский журналист…
Зо-рин… Ва-лен-тин… да, его черный-наркоман грабанул на двадцатку, да,
палец сунул к пояснице вместо револьвера… да, так он прикатил к нам и
хотел этого бедолагу вскрыть на триста баков… как тебе это нравится,
представляешь, закатать его на двенадцать лет?! Да, известный, говорит,
журналист…
И назавтра “Нью-Йорк Таймс” выходит во-от с такой шапкой: сенсация!
сенсация! знаменитый русский журналист Валентин Зорин, известный своими
антиамериканскими взглядами, пытается ограбить безработного, чернокожего
наркомана!!!” И излагается в ярких красках вся эта история – с детальным
указанием места, времени, и фамилий полицейских.
После этого перед Зориным закрываются двери американских домов. И его
как-то тихо перестают приглашать на всякие брифинги и пресс-конференции. И
интернациональные коллеги больше не зовут его выпить, и некоторые даже не
здороваются.
И в конце концов ?

Читайте также:  Наджиев биография личная жизнь