Гончарова и пушкин кратко

Гончарова и пушкин кратко thumbnail

Прошло почти 200 лет, а история любви первого поэта России и главной красавицы высшего света до сих пор занимает умы историков, ученых, исследователей и поклонников творчества Пушкина. Существует множество легенд и толкований. О том, как развивались их отношения на самом деле, рассказывает Татьяна Рожнова, исследователь-пушкинист, член Союза писателей, автор книги «Жизнь после Пушкина: Наталья Николаевна и её потомки».

Ждал два года

Впервые Александр Сергеевич увидел Наталью Николаевну в декабре 1828 года на одном из московских балов. Ей было всего 16 лет, и её только начали вывозить в свет. Девушка настолько поразила поэта своей лучезарной красотой, грацией и стройностью, что он признался друзьям: «Отныне участь моя будет связана с этой молодой особой».

Не прошло и полугода, как Пушкин посватался к Гончаровой, но получил весьма неопределённый ответ матери Таши (так ласково называли её родные). Мол, слишком молода для семейной жизни, да и две старшие сестры – Екатерина и Александрина – ещё не замужем, не следует переходить им дорогу.

На самом деле же деле Наталья Ивановна надеялась найти для красавицы-дочери более выгодную партию, ведь известно, что Александр Сергеевич был небогат, а также недавно вернулся из ссылки.

Никто не смел свататься к Наталье Николаевне, зная, что ее добивается Пушкин. Фото: Public Domain

Прошло два мучительных года, прежде чем 6 апреля 1830 года поэт снова решился сделать предложение. За это время ни один из более знатных и состоятельных женихов не попросил руки Натальи Николаевны. И вовсе не потому, что не было желающих – Гончарова считалась в свете первой красавицей, однако никто не смел перейти дорогу Пушкину.

Не зря князь Пётр Андреевич Вяземский отмечал в письме к нему: «Тебе, нашему первому романтическому поэту, и следовало жениться на первой романтической красавице нынешнего поколения».

Бездушная красавица?

Пушкин женился и был счастлив в браке. Об этом свидетельствуют его множественные сохранившиеся письма жене и друзьям.

«Я женат – и счастлив, – писал он своему другу Петру Плетнёву. – Одно желание моё, чтоб ничего в жизни моей не изменилось, – лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился».

Он мечтал жить с Натальей Николаевной уединённо, потому они уехали из Москвы и поселились на лето в Царском Селе. Но светская публика специально приезжала даже туда, чтобы только посмотреть, как поэт прогуливается под руку со своей молодой женой.

Слава о красоте юной Пушкиной распространилась мгновенно. Однако помимо восторженных отзывов звучали и завистливые. Долгое время о супруге Александра Сергеевича говорили как о пустой, холодной, бездушной красавице. Похожего мнения придерживались и некоторые исследователи даже много позже её смерти! И только открытия последнего времени позволяют нам сказать, что на самом деле Наталья Николаевна была очень скромна, набожна, умна и начитанна, и беззаветно любила своего мужа.

Старший брат Натальи Николаевны Дмитрий, летом 1831 года навестивший семейство Пушкиных, так писал своему деду: «Меж ими царствует большая дружба и согласие; Таша обожает своего мужа, который также её любит; дай бог, чтобы их блаженство и впредь не нарушалось».

Да и странно предположить, чтобы тонкий, проницательный Пушкин, которого император назвал «умнейшим человеком в России», смог полюбить пустышку.

Пушкин считал свою жену ангелом. Фото: Public Domain

Академик В. П. Безобразов, которому спустя много лет после гибели поэта попал в руки девический альбом Натальи Николаевны, писал: «Я читал… стихи Пушкина к своей невесте и её ответ, также в стихах. По содержанию, весь этот разговор в альбоме имеет характер взаимного объяснения в любви». Так нам стало известно, что юная Наташа Гончарова тоже писала стихи! К сожалению, альбом этот до нашего времени не сохранился.

Кроме того, супруга поэта, по его же словам, «в шахматы играла изрядно» – в эту интеллектуальную игру, требующую развитой логики и математического мышления.

«Благодарю, душа моя, за то, что в шахматы учишься. Это непременно нужно во всяком благоустроенном семействе», – писал ей Пушкин.

Сестра стала ширмой

Летом 1834 года Наталья Николаевна, желая устроить личную жизнь своих старших сестёр, решает перевезти их из Полотняного Завода в Санкт-Петербург и поселить у себя. Пушкин отнёсся к этому неодобрительно.

«Эй, женка! смотри… Моё мнение: семья должна быть одна под одной кровлей: муж, жена, дети, покамест малы; родители, когда уже престарелы; а то хлопот не наберёшься, и семейственного спокойствия не будет», – предостерегал он. Как в воду глядел!

После переезда сестёр старшую из них, Екатерину, пожаловали во фрейлины императрицы, охранным полком которой являлся Кавалергардский полк, где служил будущий убийца Пушкина Дантес. 25-летняя засидевшаяся в девках Екатерина Гончарова познакомилась со статным голубоглазым корнетом, которого на свою беду безоглядно полюбила.

22-летний француз Дантес был действительно хорош собой, однако в свете говорили и о необыкновенной беспринципности молодого офицера.

Князь С. В. Трубецкой отмечал: «Постоянный успех в дамском обществе избаловал его: он относился к дамам… смелее, развязнее, требовательнее, если хотите, нахальнее, наглее, чем даже принято в нашем обществе».

Однако француз вдруг не на шутку увлёкся самой красивой женщиной света – супругой поэта Пушкина. И, понимая, что Екатерина к нему неравнодушна, использует её, как ширму, оказывая и ей знаки внимания. Но только ради того, чтобы добиться благосклонности её младшей сестры. Княгиня Вяземская вспоминала: «Екатерина Гончарова, влюбившись в Дантеса, специально устраивала свидания Натальи Николаевны с ним, чтобы только повидать предмет своей тайной страсти».

Читайте также:  Бушина и железняк развелись

Александрина Гончарова много лет спустя писала своей племяннице: «Молодой Геккерн принялся тогда притворно ухаживать за вашей тёткой Катериной; он хотел сделать из неё ширму, за которой он достиг бы своих целей. Он ухаживал за обеими сёстрами сразу. Но то, что для него было игрою, превратилось у вашей тётки в серьёзное чувство».

Злая молва не заставила себя ждать. В 1836 году в высшем свете с упоённым злорадством начали обсуждать якобы любовную связь Пушкиной и Дантеса.

Долгое время считалось, что Наталья Николаевна изменила своему мужу с французом, пока спустя почти 160 лет после смерти поэта не были опубликованы письма Дантеса, которые хранились в его архиве. По сути, он сам оправдал честное имя Гончаровой, подчёркивая, что так и не смог добиться её благосклонности.

Какой трагедией закончились его навязчивые ухаживания, все знают.

7,5 лет траура

После дуэли Александр Сергеевич прожил мучительные 46 часов. Он умирал в квартире на набережной реки Мойки, которую снимал в доме княгини Волконской. Лучшие врачи Петербурга, несмотря на все старания, так и не смогли спасти его жизнь. 29 января (10 февраля по новому стилю) 1837 года в 14 часов 45 минут Россия осиротела. Она лишилась одного из лучших своих сынов – поэта Александра Сергеевича Пушкина, прожившего всего 37 лет, 8 месяцев и 3 дня.

Наталья Николаевна очень тяжело переживала смерть мужа. По состоянию здоровья она не смогла присутствовать ни на отпевании, ни на погребении супруга. Про неё говорили «ни дать ни взять, сама покойница», и всерьёз опасались за душевное здоровье. Умирая, поэт завещал ей: «Постарайся, чтоб забыли про тебя… Ступай в деревню, носи по мне траур два года, и потом выходи замуж, но за человека порядочного».

Так Наталья Николаевна и поступила – она уехала с четырьмя детьми в Полотняный Завод. Траур по любимому мужу затянулся на долгие годы. Лишь спустя семь с половиной лет Пушкина-Гончарова вышла замуж за генерала Петра Петровича Ланского.

Источник

         Любовь Пушкина и Гончаровой            После возвращения из Михайловской ссылки (1826), неуемный в любовных приключениях Пушкин решил, наконец, жениться. Не оттого, что в очередной раз влюбился, а потому, что захотел «познать счастье». Все, кто знал поэта, очень удивились. Для влюбчивого и неугомонного ловеласа это было неожиданным и странным желанием. Ведь Пушкин всегда считал, что «брак холостит душу». Почти четыре года поэт находился в активном поиске. Он целенаправленно искал невесту. И в каждую претендентку непременно влюблялся. Это были девушки приблизительно одного типа: молоденькие барышни из благородных, добропорядочных семей Москвы или Петербурга, непременно красивые, превосходно воспитанные и очень юные, неопытные, с несложившейся индивидуальностью, или, как называл их сам поэт «мотыльки и лилеи».

   Сначала он остановил свой выбор на Софье Федоровне Пушкиной, посватался к ней, но получил отказ. Следующей была Екатерина Николаевна Ушакова. Молва разносила по Москве новость: поэт помолвлен с Ушаковой. Но Пушкин так и не сделал ей предложение, уехал в Петербург. Там он влюбляется в Анну Алексеевну Оленину, имеет серьезные намерения, делает предложение, но на несколько часов опаздывает на торжество в доме Олениных по случаю помолвки их дочери и в результате получает отказ. Возвратившись в Москву, он снова намерен ухаживать за Ушаковой, но у нее к тому времени появился жених.

   Зимой 1828-1829 гг. на одном из балов Пушкин познакомился с шестнадцатилетней красавицей Натальей Николаевной Гончаровой. Весной (1 мая) он сделал ей предложение, но родители невесты отказали Пушкину до совершеннолетия дочери. Весной следующего года (5 апреля 1830) он вновь обращается к матери Натальи с письмом, в котором снова просил руки ее дочери. Помолвка состоялась шестого мая. Пушкин, кстати, не так был озабочен отношением невесты к нему, как отношением ее родителей. Он считал, что, получив согласие родителей, он сможет сотворить из юного, несформировавшегося существа то, что ему будет нужно для семейной жизни. Прошло много месяцев, полных бурных событий (ссора с будущей тещей, холера в Москве, осень в Болдино, денежные хлопоты и т.д.), прежде чем восемнадцатого февраля 1831 года тридцатидвухлетний Пушкин обвенчался, наконец, с юной Натальей Гончаровой, которой пошел девятнадцатый год. Это произошло в Москве в церкви Вознесения на Малой Никитской. В письмах к друзьям он писал, что счастлив, что чувствует себя обновленным и переродившимся.

   Он мечтал о Мадонне, об ангеле, причем его «ангел» должен быть великосветским, безукоризненно воспитанным. Но не учел, что успешно играть роль в великосветском театре жизни может только женщина живого, расторопного и восприимчивого ума. К сожалению, юная и простодушная Натали этим даром не обладала. В домашней жизни его «ангел» оказался капризным, вздорным существом. В случаях, когда было недостаточно обычной светской дрессировки, Натали не проявляла находчивости, чувства такта, терялась и делала ложные шаги. Она была слишком молода. Так произошло и в роковой истории с молодым кавалергардом Дантесом. Имея ревнивый нрав, Пушкин, тем не менее, и мысли не допускал, что его жена изменяет ему с Дантесом. Но он видел ее недостаточно осторожную и легкомысленную манеру общения с дерзким красавцем. По Москве поползли грязные слухи, что было нестерпимо для поэта. Он верил в честность Натали, но и понимал, что она не сможет сама поставить на место наглеца. Тогда сделает это он, ее муж! Ведь эти слухи – еще и личное оскорбление Пушкина. Ведь его предыдущий опыт говорил о том, что волочиться за дамой можно легко и спокойно, даже ничуть не уважая ее, а роль мужа-рогоносца всегда смешна и унизительна. И произошла дуэль (27 янв. 1837), в которой поэт был смертельно ранен. Он умер на третий день – 29 января. Натали была рядом. Она чувствовала свою вину за происшедшее, просила прощения. Умирая, Пушкин сказал ей: «Ты ни в чем не виновата».

Читайте также:  Продюсер темниковой сейчас

Источник

Познакомились они случайно, на очередном балу.

Юной Наташе было всего 16, но она с первого взгляда покорила прославленного поэта красотой и изяществом.

Мать девушки не спешила выдавать дочь замуж, хотя иные источники гласят, что женщине просто не нравились политические высказывания поэта, ведь Пушкин был анархистом, а Гончарова старшая почитала монархию.

Гончарова старшая – мама Натальи

Тем не менее, недовольство потенциальной тещи не остановило Пушкина, и некогда гулена твердо решил заполучить благородную красавицу, а сделать это можно было одним способом – браком.

Пушкин отправил письмо императору с просьбой дать разрешение законную роспись, на что тот ответил положительно.

Перед этим Александр Сергеевич метался из Петербурга в Москву, из Москвы в провинции, пытаясь забить поселившуюся в сердце тоску.

Мать Гончаровой однозначного согласия не давала, но вскоре ей пришлось уступить, когда дочь смогла, наконец, настоять на своем.

По словам друзей семьи Наталья и сама была увлечена Пушкиным да так, что не представить себя возле кого другого просто не могла.

Получив радостное известие, Пушкин возвратился обратно.

Помолвка состоялась, а вот свадьбу пришлось отложить: внезапно умирает дядя Пушкина, из-за чего поэт едет в Болдино решать вопрос с имением.

После долгожданной свадьбы поэт делится впечатлениями:

Я женат – и счастлив; одно желание моё, чтоб ничего в жизни моей не изменилось – лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился.Дальше молодожены переезжают в Петербург, Наталья рожает детей.

Пушкин и Гончарова по приезду в Петербург

С появлением внучат теща Пушкина становится мягче и дружелюбнее, видимо, осознав, наконец, привязанность и любовь мужчины к своей дочери.

Тем не менее, Наталью продолжали приглашать на балы, именуя кокеткой. Женщина мило улыбалась мужчинам, ненароком заставляя мужа кипеть от ревности.

К тому же Пушкин стеснялся своего роста, ведь супруга была выше аж на 10 сантиметров.

Пушкин и Гончарова на балу

Спустя мгновение Наталья знакомится с неким Дантесом, оказывающем госпоже Пушкиной внимание.

Александр в ярости вызывает француза на дуэль, но тот наскоро женится на родной сестре Наташе, избегая, таким образом, столкновения.

Вообще при дворе не все женщины лестно высказывались о лучезарной Наташе.

Дамы шептались, считая, что Наталья погубит кучерявого супруга своими выходками.

Пушкин и без того был вспыльчив, а Гончарова лишь подливала масло в огонь.

Другие откровенно называли ее Ольгой из “Евгений Онегин”, посмеиваясь над иронией судьбы поэта.

Недаром ввиду легкомыслия Наталья плясала на очередном банкете, после чего у нее случился выкидыш.

Ходили слухи, что Пушкин и после брака не до конца остепенился и был замечен в компании девиц, но вот любил по-настоящему одну лишь Наташу.

В последние годы своей жизни Пушкин попросил не скрывать свое самочувствие от жены, медленно подготавливая ее к безысходному.

Наталья утверждала, что с кончиной любимого мужа она лишилась части своей души.

Женщина плакала, почти ничего не ела, носила траур, не желая куда-либо выезжать.

Всякие балы и мероприятия боле ничего не значали: Наталья закрылась от земных благ, до конца дней помня лишь свою любовь.

Памятник Пушкина и Гончаровой на Арбате

Источник

Острота о том, что Пушкин “очарован и огончарован” принадлежит его младшему брату Льву Сергеевичу. На тридцатом году жизни Александр Сергеевич созрел для супружеской жизни. Многие знают жену поэта — “чистейшей прелести чистейший образец”, но мало кто может вкратце поведать историю любви великого “сочинителя” Пушкина и Натальи Гончаровой.

Пушкин приехал в Москву 6 декабря 1828 года. Остановился поэт в гостинице “Север” в Глинищевском переулке. В танцклассе Иогеля, описанном у Толстого в “Войне и мире”, он познакомился с 16-летней красавицей Натальей Гончаровой. У девушки — исполненные внутреннего достоинства манеры, большая, но не вполне благополучная семья.

Отец, Николай Афанасьевич Гончаров, не только прекрасно владел несколькими иностранными языками, но и — в отличие от других членов семьи — русским. Сочинял стихи и играл на музыкальных инструментах. Но последние 15 лет пребывал в клиническом безумии и в жизни детей никакой роли не играл. Мать, Наталья Ивановна, урожденная Загряжская — женщина властная и взбалмошная. Вполне в духе времени, она при посторонних награждала пощечинами своих взрослых дочерей.

В середине апреля 1829 года Пушкин встречает в Благородном собрании Наталью Гончарову и беседует с ней. После чего обращается к бывшему врагу, ставшему приятелем, Федору Толстому, с просьбой содействовать его сватовству. С этой целью тот (пушкиноведы считают его в какой-то степени прототипом Зарецкого в “Онегине”) явился с визитом к Наталье Ивановне, которая дает уклончивый ответ.

Размолвки с Гончаровой-матерью будут происходить с регулярностью, они происходили из-за денег или самодурства Натальи Ивановны. Три года Пушкин будет добиваться руки Таши Гончаровой. А пока Пушкин пишет Наталье Ивановне Гончаровой письмо и в первых числах мая уезжает в путешествие по Кавказу.

Читайте также: Поздняя любовь Натальи Гончаровой

Читайте также:  Марина голубкина биография

20 сентября поэт возвратился в Москву и тотчас же поспешил к Гончаровым. Наталья Ивановна приняла его очень прохладно, а Наталья Николаевна не посмела выйти без разрешения маменьки. У поэта, как он сам признавался, “не хватило мужества объясниться”. Пока женитьба откладывалась, Александр Сергеевич успел пофлиртовать со своей старой знакомой, “потолстевшей” Netty – Анной Ивановной Вульф, посетив имение Осиповых в Тверской губернии. На новый год съездил в столицу, где после долгого перерыва встретился с Каролиной Собаньской. О ночном приключении Пушкина в алькове замужней графини Долли Фикельмон подробно описано у Нащокина.

Знакомый офицер Иван Лужин рассказал Пушкину, что беседовал в Москве с матерью и дочерью Гончаровыми и услышал от них “благосклонный” ответ о матримониальных планах “сочинителя” — так в семье Гончаровых величали Пушкина. 5 апреля 1830 г. Пушкин написал Наталье Ивановне большое письмо по-французски, в котором откровенно признается в своих anxiétés – “опасениях”, касательно возможного брака с ее дочерью. И на следующий день, в Пасхальное воскресенье, поехал в одноэтажный деревянный дом на Большую Никитскую свататься.

По дороге Пушкин заехал к Павлу Нащокину в Николопесковский переулок, чтобы одолжить у близкого друга фрак. Предложение Пушкина приняли, отложив официальную помолвку до ответа от Бенкендорфа, к которому Пушкин написал по настоянию Гончаровой. Поскольку дело выгорело — “нащокинский фрак” станет своего рода талисманом. А Павел Воинович станет крестным отцом пушкинского первенца — Александра.

Из письма поэта шефу жандармов Бенкендорфу от 16 апреля 1830 года: “Я женюсь на м-ль Гончаровой… Я получил ее согласие и согласие ее матери; два возражения были мне высказаны при этом: мое имущественное положение и мое положение относительно правительства”. Прося своей политической реабилитации, поэт, тем не менее, не желает становиться чиновником.

Ответ Бенкендорфа вполне удовлетворил Наталью Ивановну и шестого мая состоялась помолвка ее дочери с Пушкиным. Родители жениха пребывали в полном восторге, пыл которых несколько охлаждали материальные расчеты. Они прекрасно знали, их сын берет в жены бесприданницу. Сергей Львович, на правах отца, передал сыну “в вечное и потомственное владение” двести душ в сельце Кистенёве Нижегородской губернии.

Дед невесты Афанасий Николаевич Гончаров, промотавший наследство Гончаровых, посулил молодым триста душ и бронзовую статую Екатерины II, которую можно продать на переплавку. Император Николай I даст на это разрешение. Медная баба так и простояла на одной из петербургских квартир Пушкиных, а потом без участия поэта была установлена на площади в Екатеринославле.

Вот тогда то братец Лёва и сострил про “очарованного и огончарованного” Сашу. Шутку подхватили. Друзья поздравляли. Одни искренне, другие — лукаво. Вяземский тоже выразился афористично, написав “первому романтическому поэту”, что ему “следовало жениться на первой романтической красавице нашего поколения”.

В конце июля Пушкин пишет невесте из Петербурга: “Прекрасные дамы просят меня показать Ваш портрет и не могут простить мне, что его у меня нет. Я утешаюсь тем, что часами простаиваю перед белокурой мадонной, похожей на Вас как две капли воды; я бы купил ее, если бы она не стоила 40 000 рублей”. Речь шла о старинной копии с “Бриджуотерской мадонны” Рафаэля, выставленной на продажу в витрине книжной лавки на Невском проспекте. К тому времени написанное стихотворение “Картина (Сонет)” потом будет названо “Мадона”. Именно так с одной согласной “н”.

День свадьбы отдаляет траур по скончавшемуся в Москве дяде Василию Львовичу. Племянник оплатил его похороны. Тут как некстати Наталья Ивановна устраивает будущему зятю выволочку или, как он выразился по-французски, la scène la plus ridicule – “нелепую сцену”. В письме Вяземской поэт выражает сомнение, состоится ли теперь его женитьба и в конце приписывает свой адрес в селе Болдино.

“Болдинская осень”, прежде всего, творческий фонтан, но и прощание Пушкина со своими прежними пассиями. Не совсем так, как в легкомысленном французском водевиле: “Иветта, Лизетта, Жоржетта”. 4 октября дана “домовая отпускная” Ольге Калашниковой. Pravda.Ru уже писала о любви поэта к этой крепостной крестьянке.

Читайте также: Пушкин и белены объевшаяся баба

На другой день окончательное расставание с EW (монограмма Елизаветы Воронцовой), чей “образ” поэт дерзнул “мысленно ласкать”. Роман с ней длился без малого семь лет. В конце ноября состоялось прощание с умершей за пять лет до того Амалией Ризнич. “Твоя краса, твои страданья исчезли в урне гробовой — а с ними поцелуй свиданья”.

Новый 1831 год Пушкин встретил “с цыганами и с Танюшей, настоящей Татьяной-пьяной” — с солисткой знаменитого хора Ильи Соколова. 17 февраля собрал друзей на мальчишник, или, как тогда говорили, холостой обед. В дом на Арбате пришли самые близкие: Нащокин, Вяземский, Баратынский, Языков, Денис Давыдов, Иван Киреевский. По-нынешнему говоря, тамада был брат Лев.

А день… какой был день тогда? Ах да — среда!… В среду 18-го февраля Пушкин снова выслушал упреки тещи и на что-то раскошелился. Венчание происходило в церкви Большого Вознесения, в приходе которой жили Гончаровы. Когда жених и невеста проходили вокруг аналоя, то задели его и крест упал. При обмене кольцами, одно из них звякнуло об пол. Для суеверного поэта — это дурные знаки.

“Я женат — и счастлив” — такова констатация самого Пушкина. Наблюдательная Долли Фикельмон высказывает иное мнение: “Жена его прекрасное создание; но это меланхолическое и тихое выражение лица похоже на предчувствие несчастия. Физиономии мужа и жены не предсказывают ни спокойствия, ни тихой радости в будущем…” И оба оказались правы.

Источник