Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Земляки

Земляки

31.01.2015

Неподвластная времени

Маленькая хрупкая женщина, встретившая меня на пороге своего дома, юбиляр: я пришла поздравить ее с 90-летием и поговорить. Хозяйка шустро бегает из комнаты в комнату, хотя видно, что болит колено, и нога не сгинается. Но ни слова о болячках, на лице радость, улыбка.

Мы с Марией Федоровной Воронцовой, которую бабынинцы больше знают как Васильеву, знакомы ни один десяток лет, и вот новая встреча, и разговор о такой долгой дороге по жизни.

90 лет… Мария Федоровна помнит родную деревню Савинское, где перед войной жила их небольшая – родители и две сестры – семья. Как отец и еще несколько мужчин решили организовать комунну в противовес начавшим создаваться колхозам, и чуть не поплатился за это ссылкой всей семьи в Сибирь.

Помнит колхоз им. Буденного, в котором работали и взрослые и дети, начиная с 11 лет.

Помнит, как ходила в школу: каждый день 7 км от Савинского до Черной Грязи. Правда, зимой, не всегда, но давали в колхозе лошадь, чтобы довезти ребятишек до школы. Правили ею иногда кто-нибудь из родителей, но в основном справлялись старшие из детей. Но у Маши с детства болели глаза, и мама, боясь застудить дочь во время таких походов, снимала ей угол в одном из частных домов в Черной Грязи.

У этого дома интересная история. Его хозяина раскулачили, неизвестно куда сослали, из дома сделали Общественный дом, куда молоденькая Маша бегала вечерами смотреть кино. А потом этот дом перевезли в п. Бабынино, поставили рядом с ветстанцией, и спустя много лет Мария Федоровна купила его.

Война. О ее начале Маша с подругами узнала на следующий день после окончания школы.

«Утром я с подругами поспешила в школу получить свидетельство. В Черной Грязи в центре деревни толпа народу, не то плачут, не то поют…  Подбегаем, а нам: «Война началась!

Работали день и ночь: днем снопы вязали, ночью укладывали в стога. И постоянное напоминание: «Вы – комсомольцы! Вы должны быть в первых рядах!»

Тем не менее Маша смогла съездить в Калугу и поступить в фармшколу: девочка мечтала работать фармацевтом. Но учиться в ней не пришлось: немцы подходили к городу, школу готовили к эвакуации. Ученикам дали полтора дня, чтобы съездили домой попрощаться с родными. Маша приехала домой, а родные стали уговаривать: «Куда поедешь? Вдруг потеряемся. Немцы уже к Сухиничам подходят!» И она осталась. Однако получилось так, что город освободили быстро, школа далеко не уехала, вернулась, а вот Марию обратно не взяли – сказали, что в дороге потеряли все документы.

«Но учиться хотелось, и я стала искать заведение, куда взяли бы без документов. Оказалось, так принимали в ветеринарное училище.

В 1945 году окончила его, и в сентябре была направлена на работу в Спас-Деменск. Там работала 5 лет. Почти 2 года из них исполняла обязанности гл. врача ветстанции.

Работы было немыслимо много и условия жуткие. Животные запущенные, больные, лекарств не хватало, обработку вели в примитивных условиях, были случаи, когда при этом травились сами ветработники. А какая была строгость: за падшее животное судили, как за вредительство».

Там жизнь свела ее с будущим мужем, Тихоном Федоровичем Васильевым. Он служил на фронте ветеринаром, демобилизовался только в 1949 году, и приехал по  направлению работать в Спас-Деменск главным ветврачом. У мужа было высшее образование, он окончил Витебский ветинститут, и Мария Федоровна тоже решила продолжить учебу, поступив в Московскую ветеринарную академию.

Уже вместе они переезжают, опять же, по направлению, в Мосальск, а когда началось укрупнение районов, и Мосальск отошел к Юхновскому району, супруги решили переехать в Бабынино. Так Мария Федоровна вернулась на родную землю, где проработала в ветстанции медсанэкспертом 42 года, выйдя на пенсию в 82 года!

Живет Мария Федоровна одна. Сама смотрит за домом, ходит в магазин. В ОСЗН предлагали закрепить за ней социального работника, но женщина отказалась: «Не хочу. Ходить могу, значит, буду ходить сама. Да и важно это: пройтись, людей увидеть, знакомых встретить».

За окнами виден припорошенный снегом огород, садовые деревья, кусты. Спрашиваю, кто ухаживает за всем этим.

– Сама! Есть человек, который много лет пашет мне участок. Вот, весной вспашет, а дальше – сама. И сажаю, и ухаживаю, и собираю.

– А есть кому помочь?

– Я не одна. У меня было двое детей. Сын умер, но осталась дочь, 3 внучки и 4 правнука, но живут далеко, работают. В Савинское живет сестра, Анастасия Федоровна Панова, иногда приезжает в гости, но она тоже в возрасте.

Мы ведем разговор дальше, и Мария Федоровна сокрушенно качает головой:

«Надо побелить потолок, обои свежие наклеить. Собралась сама делать, стол в зал перенесла, забралась на него… и понимаю, что уже не смогу, голова начинает кружиться. Старею».

Слушаю как сказку: в таком возрасте – на стол, потолки белить… И невольно задаю вопрос: «А на сколько лет вы себя чувствуете?» Мария Федоровна, как истинная женщина, чуть задумывается, несколько кокетливо оглядывается на зеркало: «В последнее время смотрю на себя: старею. Но чувствую себя лет на 75, не больше», – и задорно смеется.

Мы сидим на кухне, в очередной раз греется чайник, мы говорим о детях, внуках, весне и огороде, диетах и политике.

«Моя сестра очень о политике говорить любит, она много об этом слушает, читает, разбирается. А я песни петь люблю, но не с кем,– огорченно говорит Мария Федоровна, и я понимаю к чему она клонит. Но я тоже не могу составить ей в этом компанию, о чем с сожалением и говорю.

Я с удивлением смотрю на часы: проговорили больше двух часов! Пора прощаться. Ухожу, унося чувство не удивления, а радости и восторга: какая женщина! И восхитило меня не то, что в таком возрасте она бодра и активна, а тот интерес, с каким живет, смотрит в завтра. А чему, в общем-то удивляться, ведь она чувствует себя лишь на 75!

Здоровья вам, Мария Федоровна, и бодрости еще на многие годы, и пусть жизнь продолжает вас радовать, интересовать и удивлять.

Л. ЕГОРОВА.

Фото автора. 

    



Дата создания: 01.02.2015 12:26:46

Возврат к списку