Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Актуально

Актуально

23.03.2016

Актуальные темы

Государева служба

О человеке, обладающем колоссальным опытом работы на федеральном уровне и, что особенно важно, готовом его применить на пользу области.

Лично назначенный

Звонок из администрации президента застал Скляра, когда он, как обычно по утрам в понедельник, возвращался из Обнинска на работу в Москву. Однако не сам звонок удивил Геннадия Ивановича, в конце концов с первым замом управделами президента Борисом Дмитриевичем Юрловым они были знакомы давно и, можно сказать, дружествовали, удивил заданный им вопрос:

- Слушай, ты готов послужить государству?

Вот скажите, как с ходу отвечать на такой вопрос? По-пионерски? Дескать, всегда готов! Как-то несерьезно и легкомысленно. Опять же сказать, что не готов – вообще глупо и нелепо. Хотя гражданин РФ Скляр Геннадий Иванович никогда никаких клятв и присяг не давал, но и без того вся его жизнь прошла на службе государству, как бы оно ни называлось – СССР или Российская Федерация (кому интересно – посмотрите биографическую справку).

Но как раз эта давняя государева служба давала понимание того, что спроста из администрации президента такие вопросы задавать не станут, поэтому, пользуясь старой дружбой, осторожно поинтересовался:

- Что ты имеешь в виду?

- Знаешь, есть очень важная государственная – даже общегосударственная, общенародная! – задача, которую надо решить.

- Ну, я не знаю, надо обсуждать – что это, зачем?

На том конце дружбу хоть и ценили, но пределы ей знали:

- Ты кончай вопросы задавать, тебе ясна формула – общенародная задача? Я тебе задал прямой вопрос и жду такой же прямой ответ: ты готов или не готов послужить государству?

- Ну, если вопрос стоит именно так, то отвечаю: готов!

- Вот и хорошо. Появишься в Москве – сразу ко мне: обсудим детали…

То, что происходило потом, для нас с вами сегодня важно не деталями, а результатом: 13 августа 2001 года Владимир Путин подписал указ о создании федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС). Чтобы сам президент подписывал указ о создании предприятия – случай редкий. Понятно, что документ касался, без малейшего преувеличения, каждой российской семьи, имеющей радиоприемник или телевизор, но все равно сумятицу в среде сведущих людей он вызвал немалую, особенно у той совершенно определенной части общества, которую теперь принято называть либеральной.

А когда спустя пару недель, 29 августа 2001 года, за подписью президента последовал другой документ – о назначении на должность руководителя нового ФГУПа Г.И.Скляра, это послужило поводом для удивления, но гораздо более широкого круга людей, причем не одних только либералов. Мол, как этот так: Путин лично назначает директора? Да быть этого не может!

Конечно, связь обоих документов понятна и очевидна: первым президент определяет задачи новой структуры, вторым – называет человека, которому поручает эти задачи решить. Но и тогда и сейчас, спустя полтора десятка лет, не совсем понятна и совсем не очевидна содержательная часть президентских решений. Что позволило разом положить конец интригам, подковерной борьбе, конфликтам интересов влиятельных олигархических групп и столичной политической верхушки? И почему это было поручено сделать именно Геннадию Ивановичу Скляру?

Стратегический ресурс

Нет нужды долго объяснять роль и значение передающих центров, транслирующих радио- и телевизионный сигнал по всей стране. Лучше всего это характеризует случившийся в августе 2000-го пожар на Останкинской телебашне: тогда на неделю оборвалось вещание практически всех основных российских телеканалов на Москву и Московскую область, возникли немалые проблемы с трансляцией этих каналов на страну. Именно тогда стало ясно: если немедленно не вмешаться и не принять нужных стратегических решений, то вся система телерадиовещания огромной страны может просто развалиться – уж если Останкинская башня горит, то что говорить обо всех других такого рода объектах, расположенных от Камчатки до Калининграда?!

Понятно, что охотников прибрать к рукам настолько же огромное, насколько, правда, и запущенное хозяйство, оказалось немало. С 1991 года субъекты Федерации, особенно те, что поактивнее, успели приватизировать часть комплекса. В некоторых республиках, например, в Башкортостане и Татарстане, вся телерадиопередающая система на каком-то этапе вообще перестала иметь отношение к федеральной сети, была отторгнута от нее.

То же самое происходило и в других регионах, к примеру, в Томске, Оренбурге. Здесь основные телевышки оказались приватизированы частными компаниями. А ведь по закону поступать так с телерадиопередающими центрами было нельзя. Но те, кому это удавалось, делали очень ловкий ход: меняли название передающего центра, оборудование и основные фонды теряли свою идентификацию, и их приватизировали просто как средство связи. Если собственность представляет какой-то интерес и дает доход, причем не только финансовый, но позволяет извлекать политические дивиденды, то, конечно, добровольно возвращать ее никто не захочет.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что еще не успел, как говорится, над Останкино дым от пожара не развеяться, а уже появилось предложение по созданию акционерного общества, под крышу которого планировалось подгрести все государственные передающие телерадиоцентры. В основе предложения лежала стандартная для тех лет мотивация: дескать, рынок все сам отрегулирует, придет частник и сразу найдет средства для того, чтобы система доставки сигнала по стране работала нормально. А иначе все рухнет, все умрет, все развалится…

Однако президент рассудил по-другому. Он расценил доставку сигнала до нас, радиослушателей и телезрителей, как стратегический ресурс страны, который нельзя отдавать в частные руки, а необходимо сохранить в руках государства наряду с другими важнейшими стратегическими ресурсами. Консолидация таких ресурсов должна быть надежной, а сама создаваемая система самостоятельной, развивающейся и работать на государство, а не на интересы отдельных групп общества.

Вот давайте приглядимся к одному из пунктов президентского указа: «оплата услуг, предоставляемых РТРС, по распространению и трансляции общероссийских телеканалов в населенных пунктах с численностью населения менее 200 тыс. человек осуществляется за счет средств федерального бюджета». Ведь никакой частник не станет заниматься тем, что невыгодно, что не приносит доход. И никакой рынок не заставит его ломать голову над проблемой, смотрят или нет телевизор в деревушке с десятком-другим дворов, а тем более тратить деньги на более мощное, но крайне дорогое оборудование. Это способно сделать только государство, осознающее роль единого информационного пространства как важнейшего фактора сохранения единства страны. Государство, стремящееся к соблюдению равного права всех своих граждан на доступ к информации.

Нетривиальность президентского решения была оценена далеко не всеми и не сразу. А между тем документ показателен не только самим фактом того, что предприятие было создано отдельным указом главы государства. Не менее важно, что это предприятие не подчинялось ни одному из министерств. Это означало, что новая система работает на государство в лице президента, управляется государством и решает задачи так, как ставит их президент.

Президентский выбор

Если указ главы государства о создании новой структуры хоть и не вызвал восторга у столичной публики, то вопросов по нему было гораздо меньше, чем по второму президентскому документу – о личности генерального директора: «А кто такой этот Скляр? Откуда он взялся?»

Заметьте, между первым и вторым документами, подписанными Владимиром Путиным, прошло чуть больше двух недель, и все это время московский бомонд гадал: кто станет во главе важнейшей структуры, да еще и не подчиняющейся никому из министров? Чаще всего на новую должность прочили руководителей либо Минпечати – Михаила Лесина, либо Минсвязи – Леонида Реймана. Возникали еще имена, но все из той же московской тусовки.

Тогда, комментируя назначение Скляра, газета «Коммерсант» привела слова своего анонимного высокопоставленного источника: «Небольшой элемент неожиданности был. Но в итоге кандидатура Скляра всех устраивает. А выбор пал на него, чтобы не обострять конфликт между Лесиным и Рейманом. Нужна была кандидатура, не относящаяся ни к одному из ведомств, при этом вменяемая и не имеющая собственных амбиций».

Уже потом, когда решение было принято, Борис Дмитриевич Юрлов (светлая память этому безвременно ушедшему из жизни человеку, чья судьба на добрый десяток лет была напрямую связана с Калужской областью) рассказал о том, как оно, это решение, готовилось. Именно Борис Дмитриевич, как один из руководителей управления делами президента, взял на себя ответственность рекомендовать Геннадия Ивановича Скляра, потому что тот отвечал трем ключевым условиям, сформулированным президентом к кандидату на новую должность.

Во-первых, кроме того, чтобы претендент был наделен необходимыми деловыми, профессиональными, личными качествами, Владимир Владимирович просил искать человека, который знает, что такое жизнь региона и как она там реально строится.

Во-вторых, непременным условием президента было найти личность, способную к решительным действиям.

И, в-третьих, предлагаемый кандидат должен быть абсолютно независим от любых олигархических структур.

Необходимость обладания именно такими качествами стала понятна уже при первой личной встрече Геннадия Скляра с Владимиром Путиным. Президент, подписывая решение о назначении и напутствуя нового члена своей команды, поставил перед ним первостепенные задачи, которые без таких качеств были бы попросту невыполнимы: собрать всю систему в единый работающий механизм, расчистить ее, навести организационный и финансовый порядок, избавить от всех долгов, провести масштабную модернизацию.

Цивилизованный развод

Осознать масштаб задач, поставленных Владимиром Путиным перед структурой, возглавить которую он поручил Геннадию Скляру, помогут цифры. По штату новое федеральное предприятие насчитывало 24 000 сотрудников. Указом президента одна только Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК) должна была передать ведомству Скляра 93 организации, расположенные от Камчатки до Калининграда (кстати, здесь же под № 54 значился и Калужский областной радиотелевизионный передающий центр, г. Калуга). Конечно, процедура передачи почти сотни организаций оказалась непростой и весьма болезненной, но, как дипломатично прокомментировал тогда свои взаимоотношения с ВГТРК Геннадий Скляр, «развестись надо цивилизованно».

Но самой болезненной и сложной проблемой стал возврат государству тех объектов, а их по всей России было немало, которые вдруг оказались приватизированными: где-то коммерческие структуры прихватили вышки, где-то субъекты федерации объявили их своей собственностью. Доказывать на местах, в республиканских и губернских столицах незаконность действий здешних чиновников было делом неблагодарным и практически невозможным даже в судах. Скляр до сих пор помнит, как ему один очень высокий руководитель в Кремле сказал:

- Ну, Геннадий Иванович, вы, конечно, понимаете, что такое «башкирское правосудие»…

Знал или нет этот чиновник ленинские слова о «желающих сохранить законность калужскую в отличие от законности казанской», судить трудно. Доподлинно ему было известно другое: пока вопрос о возвращении собственности в той же Башкирии не будет вынесен в Высший арбитражный суд в Москве, положительного решения ждать не стоит.

Конечно, где-то Геннадию Ивановичу удавалось договариваться, где-то приходил к соглашениям, где-то был вынужден действовать административным способом, но чаще всего собственность возвращалась государству через суд. Так что арбитражной практики, арбитражных судов хлебнуть пришлось полной мерой. Но все же одна из важнейших задач, поставленных президентом, – собрать всю систему в единый работающий механизм, была выполнена: Скляру удалось вернуть государству практически все телевизионные и радиовышки страны.

Не менее сложной оказалась и задача навести финансовый порядок, избавить предприятие от унаследованных долгов. Первый же этап реструктуризации отрасли не обошелся без неприятностей. На новую структуру просто спихнули все долги телеканалов. Первыми в списке злостных неплательщиков стояли тогдашние ОРТ и РТР. Общественное российское телевидение задолжало за распространение сигнала порядка 600 млн руб. и не слишком торопилось расплачиваться. У РТР тоже были долги, но меньше.

- Мы заставим телеканалы платить, пусть даже придется идти на непопулярные шаги, и о нас заговорит вся страна, – заявил тогда Геннадий Скляр.

А в подтверждение серьезности своих намерений он пообещал за долги вообще отключить телеканалы ОРТ и РТР от эфира во время рекламы, тем более что это будет в интересах телезрителей, 99 процентов которых, по мнению Скляра, вообще не приемлют рекламу.

- Когда на экране вместо рекламы вы увидите черный квадрат с надписью «Здесь должна была быть реклама», то это будет наш ответ телекомпаниям, которые не научатся и не будут как следует платить! – пообещал гендиректор РТРС.

Группа компаний Video International, которая была едва ли не монополистом на телевизионном рекламном рынке, это высказывание посчитала не более чем игрой мускулами на публике. А представитель РТР, по традиции пожелавший остаться неназванным, вообще заявил корреспонденту журнала «Русский Фокус», что «высказывания относительно отключения рекламы в эфире – не больше чем слова, и до дела вряд ли дойдет».

Правильно, не дошло. Но вовсе не по тем причинам, на которые ссылались лукавые анонимные источники, а потому, что действия и поступки Геннадия Скляра преследовали государственный интерес, были четко направлены на решение задач, поставленных перед ним президентом. Поэтому со скрипом, через громкие эмоциональные всплески на публике и тихие кабинетные разборки, через игру амбиций и самолюбий, но порядок в хозяйстве хоть и не сразу, но был наведен.

В. Вдовенков.

Уроки Путина

Количество проблем, с которыми на протяжении семи лет пришлось сталкиваться Геннадию Скляру, исчислению не поддается. Но какими бы сложными они ни оказывались, справляться с ними помогало осознание того, что система, руководить которой он назначен президентом, работает на государство, управляется государством и решает задачи, определенные президентом на их первой встрече при назначении на должность.

Вообще за семь лет таких встреч было немало. Своих впечатлений от них Геннадий Иванович не скрывает:

- У меня осталось дорогое впечатление от общения с Владимиром Владимировичем. Я встречался с ним не один раз. Без кинокамер. Так судьба благодарно распорядилась, что довелось разговаривать с ним по его приглашению один на один или в присутствии нескольких человек. И это всегда был очень внимательный слушатель, очень доброжелательный.

Хотел бы отметить в Путине именно эту черту – доброжелательность, которую мало кто знает и мало кто видит. На мой взгляд, Путин на экранах телевизоров немножко не такой, какой он в жизни. В жизни это гораздо более открытый к диалогу человек. Конечно, его должность, его бешеная загрузка не всегда позволяют проявлять такие качества. Но мне волею судьбы, к счастью, довелось с ним обсуждать задачи самого разного характера, в том числе стратегического, задачи развития радио и телевидения, и всегда он спокойно выслушивал, всегда очень благожелательно напутствовал на то, что я мог и должен был делать. И поэтому все семь лет я, когда собирал свой большой коллектив со всей страны, начинал разговор таким вот образом:

- Президент нас оценивает высоко, президент нам поручает дальше сделать вот это. Будем все вместе делать.

И все время было ощущение того, что люди понимали: они выполняют решения президента. Это очень помогало.

Общение с Владимиром Владимировичем, опыт и уроки, которые я от этого общения получал, помогали при решении проблем, возникавших в регионах. Когда приезжал туда, а я встречался практически со всеми руководителями регионов, и пытался согласовать совместные действия, то в большинстве случаев договаривался, хотя сталкиваться приходилось с разными позициями, с разными интересами.

То, что за нами всегда стоял президент, ощущение его поддержки позволяло нам преодолевать очень много бюрократических, корпоративных, олигархических преград и барьеров.

И, пожалуй, едва ли не самым важным результатом деятельности новой структуры, возглавляемой тогда Геннадием Скляром, следует считать мощнейший импульс, который был дан вообще развитию российского телевидения. Именно благодаря тому, что была создана единая система, очень быстро появились каналы «Культура», «Спорт», «Звезда», «Пятый канал». Именно за эти годы по всей стране стали создаваться полнокровные региональные каналы. Именно тогда был сделан шаг к новому этапу преобразования всей этой системы – этапу цифрового телевидения: команда Скляра собрала, подготовила проект цифровизации телевидения, предъявила его правительству и…

И пришел новый президент, который решил, что для реализации проекта должна быть сформирована другая команда. В октябре 2008 года вышел указ за подписью президента Д.Медведева: «Освободить Скляра Геннадия Ивановича от должности генерального директора федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть».

Кстати, примерно в это же время вышла статья Владимира Путина, в которой он размышлял о работе с кадрами, их роли и необходимости заботы и бережного отношения. Но это так, к слову, потому что сам Геннадий Иванович если и испытывает какие-либо чувства по этому поводу, то лишь сожаление, что не удалось до конца завершить грандиозный проект по цифровизации российского телевидения. Проект, разработанный его командой, под его руководством, при его непосредственном участии.

Зато нам, калужанам, стал заметнее человек, обладающий колоссальным опытом работы на федеральном уровне, человек мудрый, энергичный и, что особенно важно, готовый эти качества применить на пользу области.

Ну так и флаг ему в руки, как говорится.

Наша справка:

Геннадий Иванович Скляр родился 17 мая 1952 года в городе Термезе, Узбекистан.

В 1974 году окончил Ростовский институт сельскохозяйственного машиностроения, а в 1989 году — Московскую высшую партийную школу.

С 1974 по 1977 год работал инженером-конструктором на оборонном заводе «Сигнал» в г. Обнинске. С 1977 по 1981 год – освобожденный секретарь заводского комитета ВЛКСМ.

С 1981 по 1987 год – инструктор Обнинского горкома КПСС, с 1984 по 1987 год – заведующий отделом горкома,

в 1987 году – второй секретарь Обнинского горкома КПСС.

В 1990 году – первый секретарь Обнинского горкома КПСС.

В 1990 году – делегат Учредительного съезда Компартии РСФСР и XXVIII съезда КПСС.

В 1991 году основал газету «Дело». В октябре 1991 года выступил инициатором объединения российских левых сил социалистической ориентации. В сентябре 1991 года избран сопредседателем Социалистической партии трудящихся (СПТ).

В 1992 году – член Оргкомитета Конгресса левых демократических сил (КЛДС), делегат конгресса 28 ноября

1992 г., избран на нем членом Консультативного совета.

В 1992 году вошел в Инициативный оргкомитет восстановительного съезда КП РСФСР и в его президиум (от СПТ).

В 1995 году – помощник депутата Совета Федерации ФС РФ.

В 1996-м вел избирательную кампанию Валерия Сударенкова в Калужской области.

В марте 2001 года назначен заместителем губернатора Калужской области – руководителем Представительства администрации Калужской области при правительстве РФ. Являлся руководителем избирательного штаба Анатолия Артамонова.

В августе 2001 года распоряжением президента РФ Владимира Путина назначен генеральным директором ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС).

В октябре 2008 года уволен указом президента РФ Дмитрия Медведева.

В 2009 году – президент фонда поддержки и развития технологий общественной безопасности «Концепт» (некоммерческое партнерство).

Председатель правления региональной общественной организации «Калужское землячество».

Женат. В семье есть дочь (Анастасия).

В. Вдовенков.



Начало активности (дата): 23.03.2016

Возврат к списку