Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Расскажи о тех, кто воевал

29.04.2015

Актуальные темы

Сосна

(рассказ одного старика)

– В этом году, если доживу до дня рождения, – старик внимательно посмотрел своими голубыми глазами, оценивая реакцию слушателя, затем зачем-то пригладил на лоб седой чуб, пошевелил губами и продолжил, – … мне исполнится 80. Да-а-а, жизнь прожита. Я – старый, увядший лист на древе жизни, который скоро уйдет в свой последний полет. А тогда, в 1941-ом мне исполнилось всего 6 годков. Готовился, как и все мои «годки» к школе. Надо сказать, что село наше старинное, знаменитое. Здесь в XIX веке первые пароходы на Руси построили и спустили на воду, детские годы провел знаменитый генерал Скобелев. Художники, писатели с поэтами любили и любят наши места. Красота природная: лес, да река, – он снова замолчал, собираясь с мыслями и после короткой паузы продолжил:

– До войны мать трудилась в колхозе, отец в леспромхозе. Четверо нас, ребятишек, у них народилось: Ваньке стукнуло 10, мне – 6, сестре Тане –3 годика, а младшему – Мишке – год. Едва объявили, что началась война, отца, Филиппа Васильевича, забрали на фронт, который стремительно приближался. Немец давил со страшной силой, хотел закончить войну к зиме. Да не тут-то было. Не на тех напал. Но, как бы то ни было к осени гитлеровцы подступили к родному селу. Хорошо запомнилось, врезалось в память, как мать Алена вместе с нами и другими сельчанами бежала от них, куда глаза глядят. Впереди бежал старший брат Иван, Таня держалась за ее юбку с одной стороны, я – с другой, на руках Мишка, а сзади, на веревке вела она корову Зорьку – нас, детей, надо было в дороге кормить чем-то. Ушли в лес, отрыли землянку, устроились только, а тут наши солдаты: «Уходите, отсюда. Это место скоро будет под артиллерийским обстрелом». Не поверили, остались, а когда засвистели снаряды, заухали взрывы, побежали дальше. Да не успели. Немцы тут как тут: «Хенде Хох!», «Руки вверх!» Двое подошли к матери. Это были не немцы, власовцы (здесь, как автору, позволю себе сделать отступление – старик по незнанию назвал «власовцами» предателей – полицаев. А 2-ая ударная армия генерала Власова в это время, в 1941-ом, еще героически сражалась с фашистами на Волковском фронте и будет сама предана через год с небольшим):

– Отдавай корову! – и вырвали веревку из рук матери. Но Зорька наша не дура! Рраз! Как дернет головой, веревку выдрала из рук «власовца» и в лес чесанула.

– А ну, зови корову! – «власовец» наставил пистолет.

– Не буду, – мать втайне надеялась, что корова убежит, а она ее потом найдет.

– Зови, пристрелю!

Мать молчала. Фашист взвел курок. Нам стало страшно и мы втроем закричали:

– Мам, мам, позови корову! Убьет тебя, мы – одни останемся! – и заплакали. Сердце матери не выдержало. Она позвала корову. Вот так мы и лишились единственной кормилицы. Мне потом, – старик заговорил с дрожью в голосе, будто вновь и вновь переживая эти моменты жизни, – еще долго тот пистолет снился. Уже в армии, как механику-водителю танка Т-34 мне был положен пистолет, как штатное оружие. Все в душе сопротивлялось против него, еле пересилил себя, для тогоЭ,чтобы взять оружие в руки. А дальше? Дальше немцы погнали нас на Запад. Остановились на зиму в одной из деревень Хвастовичского района. В январе я тяжело заболел и это спасло нашу семью от угона в неволю. Красная армия наступала, немцы торопились – каждый день кого-нибудь увозили в Польшу, Белоруссию или дальше – в Германию. Заявились и к нам, но мать сказала: «Найн. Киндер кронкен. Дети больные». И показала на меня, а немцы, надо сказать, очень боялись тифа, других заразных болезней. Так мы и остались. Перед приходом наших немцы сожгли приютившую нас деревню всего за полчаса. Я видел, как один из гитлеровцев шел с ранцем, а другой кидал факел. Крыши соломенные – через полчаса деревни не стало.

Старик снова замолчал. На этот раз уже надолго. Я слушал, боясь нарушить ход его воспоминаний неосторожным словом.

– Когда вернулись в родное село, – продолжил он, – увидели ту же картину. Уцелели, и наш в том числе, только кирпичные дома. Отец матери, наш дед Мишка, кое-как восстановил сгоревшую кровлю и… умер. Помню мать сидит около него, умирающего, плачет и шепчет:

– Папка, а мне тебя и покормить нечем. Да-а-а, такие лихие времена вынес наш народ. Голод, холод, разруха. Ругались весной из-за прошлогодних гнилых картофелин, что остались на огородах, на чужой – не заходи! Ели лебеду, крапиву, листья липы. Щавель – деликатес. Пустые щи из него варили. Но, главное – выжили. Фронт откатывался все дальше на Запад, а мы ждали отца с войны. Наступило 9 мая 1945 года. По случаю Дня Победы все собрались в сельском клубе, радовались: «Войне конец! Победа! Победа!» А нашей матери вручили похоронку на мужа, нашего отца: … погиб смертью храбрых под городом Кенигсберг…

Через некоторое время советская власть, по потере кормильца, выделила нам корову, благодаря которой и выжили. Все мое послевоенное детство: завтрак – кружка молока, обед – щи, забеленные молоком, ужин – кружка молока. Поступив в ФЗУ я впервые узнал, что такое спать на простынях, с трехразовым питанием, за три месяца подрос на 18 см.

Братскую могилу, где похоронен отец, нашел через 60 лет внучатый племянник. Собрался я было съездить в Калининград, да силы уже не те, не смог… Знаешь, чему я радуюсь всю жизнь? Тому, что, когда меня называют по отчеству, Филиппычем, я считаю значит отец мой жив и он здесь,– старик показал на сердце, – рядом со мной. Пойдем со мной, я тебе кое-что покажу – старик встал с пенька и повел меня к краю поля.

– Видишь, вон ту, старую, повалившуюся сосну? – я кивнул. – Давно хотел спилить ее на доски, да не успел, сама повалилась от старости. А рядом с ней посмотри вокруг!

Я глянул – повсюду из земли пробивались молоденькие сосенки. Их было много, несколько десятков.

– Вот так и в жизни, – голос старика окреп, помолодел. – Старый всегда защищает малого, а приходит время уступает свое место ему. И так из поколения в поколение. Каждый несет свое Знамя, и, пока держит его Жизнь всегда побеждает Смерть!

P.S.: От себя добавлю – знаю этого простого и одновременно замечательного человека – настоящего русского крестьянина с глубокой жизненной философией, уже более 20лет и с каждым годом открываю в нем все подлинные черты русского народа – нести в мир добро и справедливость, жить по совести, никого на задевая понапраслину, но и себя в обиду не давать, с трепетом относящегося к Отечеству и отчеству, как выстраданному нашим народом (что, к сожалению, в угоду западным веяниям стали забывать, особенно в СМИ. Когда даже уважаемого человека называют, не на наш манер, лишь по имени-фамилии). Так вот в виде заключения о моем герое. Об этом случае он даже сам не знает. Его младший сын, учась в старших классах, получив тему для сочинения, «Герои среди нас» написал о своем отце четко и толково все обосновал и получил… «неуд». Учителя пытались втолковать ему, мол надо выбирать было из литературных героев. На что юноша ответил:

– Отец для меня – живой пример и никакой книжный герой с ним никогда не сравнится». Точка.

О. ПАНФИЛОВ,

депутат Районного Собрания.           

 

   



Начало активности (дата): 29.04.2015

Возврат к списку